Алексей Дмитриевский (dmitrievskiy) wrote,
Алексей Дмитриевский
dmitrievskiy

Categories:

Вера, доверие, уверенность.

Часть первая: Вера.

 Почему-то в современном мире вера, как некий феномен человеческого сознания, является синонимом дремучести, мировоззренческой отсталости и личностной неадекватности. И само слово и то, что возникает за ним в сознании современного человека ассоциируется с ограниченностью, лежит в основе ритуального поведения, обсуживает ту или иную религиозную конфессию. 
Но слово не виновато, и смыслы, которые несет в себе это слово, стали играть заметную роль в развитии нашей цивилизации за долго до того, как появились различного рода верования, религии и церкви.
Зарождение в нас Веры начинается с осознания, признания и принятия в свою жизнь какой-либо непостижимости, признания того, что в ней имеет место быть некая запредельность, причём эта запредельность совсем не обязательно должна ощущаться нами как некое присутствие или участие, мы просто допускаем, что в мироздании есть то, до чего мы пока не в состоянии дотянуться своим сознанием, - это допущение инаковости по отношению к нашей реальности, допущение «иного бытия».
Любая запредельность пугает нас, но так устроен человек, что страх, который мы испытываем от соприкосновения с неизвестным, непознанным, рано или поздно проходит (иногда для этого требуются эпохи) и на его место приходит любопытство и пытливая увлеченность.
Вера, это стремление двигаться в непознанное, желание заглянуть за горизонт «реального». Вера, - это само приобщение к запредельности, к «иному бытию».
  Как феномен сверхразумного взаимодействия с реальностью, вера создает в нашем сознании тот самый настрой, а точнее сказать тот самый фон, на котором более полно и разнообразно проявляются те привычные для нас инструменты реагирования на реальность как логика, здравомыслие, возможность сопоставления и т.п. Без такого фона внутренней устремленности в непостижимое, освоение доступной нам реальности будет сводиться к перебору и комбинированию уже известных фактов с единственной целью утвердиться в том, что уже известно.
 Современный человек (правда не всегда осознанно) сам выбирает тот мировоззренческий уровень, на котором он выявляет и располагает для себя будоражащую его запредельность или непостижимость.
В одном случае мы можем расположить запредельность    на уровне фактов материального мира и тогда стремление по освоению такой запредельности трансформируется в научную форму организации сознания и будет обеспечивать технический прогресс нашей цивилизации. Хотя усилия по формальному накоплению новых, ранее неизвестных фактов и знаний, нередко заводит человека в ловушку вульгарного материализма.
В другом, мы можем расположить для себя непостижимость на уровне смыслов, тогда стремление раскрывать новые отношения к уже известным фактам ставит перед философией задачу по согласовыванию неожиданно-новых аспектов бытия. Но чаще на этом уровне нам приходится согласовывать старые идеи, а ещё чаще идеологии, и мы из кожи вон лезем, чтобы стать строителем коммунизма или превращаем в запредельность роскошную жизнь светского общества, к которой мы отчаянно стараемся себя «само приобщить».
 Но случается и так, что, прожив какую-то часть своей жизни или пережив волнующие событие, мы помещаем для себя это «иное бытие» на уровень ценностей - идеалов, тогда усилия по самоприобщению к этой запредельности побуждает нас стремиться за пределы доступной реальности, а выбранный нами путь освещается светом проявленных в этом стремлении идеалов.
 Обычно вера возникает вследствие пытливого отношения к миру или рождается как отклик на событие, человека, духовное влияние. Но в любом случае она изначально будет проявлять себя как отношение к целому, а все остальные отношения в жизни, пусть даже самые важные (семья, работа, увлечения) станут отношениями только к её «части».
  Вера — это всегда отношение ко всеобщности, но не к локализации; отношение к локализации рождает убеждение.  Основанное на убеждениях доверие к реальности будет относительным (см. вторую часть: Доверие), а уверенность в человеке, как части реальности, основанная лишь на согласии с его убеждениями, будет неполным (см. третью часть: Уверенность). 
  Вера несводима к определенным правилам поведения, это не альтернатива другим правилам и не противопоставление чему-то «приземленному». Вера вмещает в себя все и в окончательном виде: мотивы, поступки, выборы, цели, - и все это вера определяет. Это качественно иной способ построения отношений с реальностью, и это иная основа отношения ко всему мирозданию.
  И конечно вера связана с освобождением. Только человек, способный взять под контроль своё животное начало, может стремиться приобщить себя к иному бытию (см. пост: Свобода ОТ и свобода ДЛЯ, - что выбираем). Животное к иному бытию стремиться не может; животное не может стремиться за горизонт и не имеет желание двигаться в неопознанное. Животное заинтересованно в улучшениях, но не в качественном росте, который нередко связан и с потерями, и с дискомфортом.
 Религиозная вера, - как составляющая этого феномена человеческого сознания, - подразумевает какое-либо воплощение «иного бытия», когда есть «кто-то», кто олицетворяет собой   ценности, стремление к которым и проявляет идеалы.
  Вера в контексте религиозных устремлений проявляет себя в стремлении познать первопричину всего сущего и является полноценным дополнение (не противоречием) такому же стремлению, которое демонстрирует научная любознательность. Факты никогда не противоречат вере, вере противоречат «актуальные» теории.
  «Именно религиозная вера, позволяет человеку навести мосты между интеллектуальной логикой, осознающей Всеобщую Первопричину как Оно, и той убеждённостью души, утверждающей, что Первопричина есть Он, - личностный Бог спасения человека».
  Только личный опыт соприкосновения с «иным бытием» может подтвердить человеку несомненность Бога. Внешних подтверждений существования Бога нет, или они не работают. Для неверующего человека доказательства существования Бога всегда недостаточны, а для верующего - всегда избыточны.
 Истинная вера призывает восторженно двигаться в непознанное, в отличии от официальных религий, которые настаивают на интеллектуальном согласии (принятии) догм. Сложные нравственные выборы не могут быть реализованы с помощью догм, - надо работать с реальностью, а не следовать канону.
  «Истинная вера приводит к религии, которая не отвращает от себя невежеством и идолопоклонством, но привлекает глубиной и искренностью. К действительно умной религии, которая не изобретает наивные формулы «избранности» тех или иных групп людей, а использует разум для согласования разнообразных сторон жизни этого мира и устремлений конкретного человека. К религии, которая не пугает воздаяниями за то, что сама же и выдумала, а зовет в неведомое, прокладывая путь к бесконечному Создателю» (см. пост: Религия о которой мы ничего не знаем и религия, о которой мы знаем все).
 Истинная религия есть идущая от сердца преданность человека своим высочайшим и наиболее истинным убеждениям.
 Обновление, а не закабаление, стремление за горизонт, а не попытка соглашаться с «традицией». Настоящая вера, это всегда возврат к простоте, – радостной, целостной и избавляющей. Сомнения у человека, как правило начинаются тогда, и по тому поводу, когда «что-то» выпадает из горизонта веры. Каждому человеку крайне важно покинуть мертвую зону нерешительности в этом вопросе. Смертельную опасность для любого человека представляют системы зубчатых колес этого мира, - власть, деньги, религия...

«Обратите внимание, какое удивительное и таинственное явление наблюдается в нашей цивилизации: отбрасывание веры, освобождение от нее, отказ от нее, как от какой-то проказы. Волнение, гнев и даже страх: «как бы не поверить».  Эти переживания, есть переживания не равнодушных людей, а людей защищающих свою веру: «веру в неверие», - как главное, решающее условие их «свободы», их собственной важности и важности их убеждений».
                                                                       Протоирей А. Шмеман

«Всякий, кто серьезно занимался научной работой любого рода, понимает, что над входом в храм науки начертаны слова: «Ты должен верить». Без этого ни один ученый обойтись не может».
«Наука нужна для того, чтобы познавать, религия, для того, чтобы действовать».
                                                                      Макс Планк

«Каждый серьезный естествоиспытатель должен быть каким-то образом человеком религиозным. Иначе он не способен себе представить, что те невероятно тонкие взаимозависимости, которые он наблюдает, выдуманы не им. 
Я не могу себе представить настоящего учёного, который не обладал бы глубокой верой. Это можно выразить и так: нельзя верить в безбожную науку».
                                                                       Альберт Эйнштейн



Вторая часть: Доверие, - в след пятницу 13 сентября.
_______________
С ответственностью за каждое слово и без какой-либо претензии на авторство.

Перейти на мой сайт.

Философские беседы. Разговор на самые важные темы.

Блог Алексея Попова.

Добавить в друзья в ЖЖ

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Служение.

    «Служить бы рад, прислуживаться тошно» За прошедшее тысячелетие различного рода религиозные искажения превратили служение в…

  • Зло, как оно есть… Часть третья.

    В первой и второй части: причина зла, ошибка, грех, порок, первый разговор об аде; теодицея зла, персонализированное зло,…

  • Зло, как оно есть… Часть вторая.

    В первой части: причина зла, ошибка, грех, порок, первый разговор об аде. Часть вторая. Для начала несколько острых вопросов:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments