Алексей Дмитриевский (dmitrievskiy) wrote,
Алексей Дмитриевский
dmitrievskiy

Category:

Молитва. Что-то новое…

      Молитва, пожалуй, является единственным сакральным действием, мотивы которого не меняются непросто тысячелетиями, а эпохами. И тогда, в незапамятные времена, и сейчас это либо стон о помощи, либо ликование благодарности, - первое чаще….
      Конечно молитва, это вселенский феномен, который сопровождает нас в том или ином виде на всем протяжении пути. Молитва снимает ограничения материального мира, провоцирует   расширение реальности с которой мы взаимодействием. В такое взаимодействие включаются личности духовного уровня, что обязывает нас соответствовать «тому» к кому обращаемся, обеспечивая нам мощный стимул духовного роста.
      А начинается всё в раннем детстве, с первых попыток ребенка реализовать диалогичность в общении с внешним миром. Функцию собеседника выполняет игрушка. Согласитесь – привычное зрелище – малыш, который общается со своим любимым медвежонком или жирафом. Достаточно быстро внешний оппонент перемещается в структуры сознания и начинает жить там в виде второго Я, которое в процессе познания мира принимает разные облики и используется нами с различным назначением. Общение с ушедшими родственниками или близкими людьми является одним из более поздних эпизодов диалога со вторым Я.


      У верующего человека, в процессе обретения им опыта Богопознания (книги, общение с единоверцами и т.п.), на базе второго Я, начинает складываться представление о «боге», и наделение этого «бога» определенными качествами и характеристиками, - мы оформляем для себя «бога» концептуально.
      Нам становится важно сформулировать и локализовать свои представления о непостижимости для того, чтобы иметь возможность с этой непостижимостью общаться и её «эксплуатировать».  Для этого мы наделяем наше второе Я, качествами необходимыми для адекватного и результативного контакта, и «бог», в нашем исполнении, начинает нести в себе черты, необходимые, для решения задач, которые мы перед ним ставим: «он» может поправить здоровье, дать кому-то по голове, с кем-то помирить т.д.
       Надо отдавать себе отчет, что моление, как некий способ построения отношений с «иным бытием», это всегда диалог со своим вторым Я, хотя и не только…
      С эволюционной точки зрения, наше второе Я принимало сначала облик призрака, потом какого-либо фетиша или духа и т.п. Затем второе Я приобретало поочередно черты многих богов политеизма и генотеизма, и наконец, человек решился на формулирование в структуре своего сознания представления о некоем Верховном существе. Важным в этом эволюционном процессе является то, что каждый раз наше второе Я становилось олицетворением высших, на тот момент, ценностей, стремление к которым проявляло идеалы в жизни человека.
       Через наделение человеком своего второго Я качествами высшей ценности, человечество сохраняло такие ценности, обеспечивало социальную стабильность и приемлемость нравственных достижений.
        История нашей цивилизации наполнена примерами из более поздней истории, когда концепции «бога» привносились определенными историческим личностями, и тогда второе Я приобретало черты заявленные и описанные каким – либо пророком или учителем.
       Реализуемая диалогичность, то есть необходимость и возможность обращаться и получать ответ, в том случае, когда второе «я» начинает восприниматься как верховное и божественное начало, возвышает идеалы того, кто обращается, от чисто человеческих до высочайших и божественных. Результатом всех подобных обращений становится совершенствование человеческого характера и глубокая согласованность человеческой личности.
       Употребляемое нами обобщающее слово «обращение», конечно необходимо разбить на три отстоящие, в масштабном отношении, части: беседу, молитву и поклонение. Поклонение, в рамках этого материала мы рассматривать не будем, так как это непросто по смыслам и на нашем уровне практически нереализуемо, если конечно поклонение не приравнивать к поклонам и «стучаниям лобиком об пол».
       С беседой все относительно просто, она должна нести в себе открытость, доверительность, уважение, и не должна превращаться в трёп.
        В молитве, в отличии от беседы, всегда присутствует личный интерес, - просьба, - в ней мы стремимся к достижению осознаваемого результата. Это касается любой молитвы, кроме благодарения.
       Молитва всегда инициируется волей, она всегда осознаваема. Молитва не призвана делать человека более думающим, но скорее более осознающим; она не увеличивает знание, но углубляет проницательность. Молитва всегда остается пусть и возвышенным, но видом мышления. Именно мышление в определенной степени объединяет само обращение и просьбу.
       Настоящей молитве присуще подлинная спонтанность, она не прихотлива в месте произношения, времени и форме, в которой произносится. Слова несущественны для молитвы: они всего лишь интеллектуальное русло, по которому может направить своё течение поток духовных молений. Словесная ценность молитвы при её индивидуальном вознесении заключается только в самовнушении, а при совместных молениях – в групповом внушении.
        Молитва не должна подменять собой действие, это извращает молитву, недопустимо только молиться, и ничего при этом не предпринимать. Мы должны исчерпать весь возможный арсенал имеющихся в нашем распоряжении средств и только осознав его несостоятельность, обращаться за помощью. Возможен вариант, когда молитва побуждает к действию, тогда само обращение и ожидание ответа активизирует те области нашего сознания, которые могут быть задействованы для решения возникшей проблемы. В этом случае мы более активно начинаем искать способы исполнения просьбы, содержащейся в молитве, а потом всё равно действуем. 
        Что касается эволюции самой молитвы, то она прошла протяженный, но очень несложный путь. По сути, это эволюция бенефициара просьбы: «дай мне», - «дай, но не мне», - «ничего не прошу», - последние есть выражение отношения человека к сверхчеловеческим реальностям, а это благодарение и поклонение.
        Молитва не является эволюцией магии; и та, и другая возникли независимо друг от друга. Магия являлась попыткой приспособить Божество к каким-то обстоятельствам, и «принудить» его, тем или иным способом, к исполнению воли человека. Молитва вписывает человека в Божественную реальность и подводит человека к исполнению воли Божества. Истинная молитва и моральна, и религиозна; магия не отличается ни тем, ни другим.
         Я осознанно до этого момента не делал акцент на таких словах как «бог» и «божественная иерархия» и т.п., отдавая себе отчет в том, что огромное количество людей не определились ещё с теологической компонентой общения с «иной реальностью». Но это совсем не означает, что эти люди лишены права обращаться, быть услышанными и получать помощь. Это право есть у каждого, и оно не определяется принадлежностью к той или иной религиозной конфессии.
         Отнять это право у человека, наложить на него ограничения, чем-то обусловить не вправе никто. Бог наш – Отец всех, а не только «правильно» верующих, и его любовь покрывает всех, а не только тех, кто пришел к Его осознанию, и эта любовь нелицеприятна, долготерпима и по-отцовски пронзительна.
         Не верьте тем, кто занимается «распределением» любви Бога на Земле. Любовь Бога всегда с нами, а они не всегда…
         В молитве, помимо психологической составляющей, которую можно свести к отношениям со своим вторым Я, присутствует и вторая составляющая - сакральная.
        Увы, сакральная составляющая слабо проявлена в общепринятой молитвенной традиции, о причинах ниже, и тем не менее, молитва всегда будет двуединым человеческим опытом, в котором психологический процесс переплетается с духовной практикой. Чего в этом опыте больше психологизма или сакральности, определить бывает крайне затруднительно. Дело в том, что в нашем подсознании может собираться «все», что пришло из сверхсознания, но не было усвоенное нашим сознанием в силу каких-то причин и обстоятельств. На самом деле различать эти комбинации из сознания и сверхсознания - искусство, которым обладают только зрелые личности.
        Молитва побуждает нас искать помощь как бы с двух сторон, материальная помощь от находящегося в подсознании резервуара собственного опыта, а вдохновение и наставления от пограничной со сверхсознанием области контакта материального и духовного в области развития души (см. пост Душа. Что-то новое…).
        Направленность молитвы для нас понятие очень «приблизительное» в силу того, что мы имеем очень приблизительное представление о Божественной иерархии. Но беспокоится о соблюдении «адресности и сохранности» обращения не стоит, оно всегда попадает на тот уровень иерархии, где возможна и «обработка и ответ». В этом контексте употребление термина «самонаводящаяся», применительно к молитве, будет вполне корректно.
        Молитва - это самый доступный и эффективный способ построения отношений человека с Богом. Характер таких отношений определяется самим человеком.
        Спектр позиционирования себя в таких отношениях относительно невелик: раб, слуга, наёмник, и отдельно отстоящий в этом грустном перечне статус сына Бога.
       Дело не в том, что сыном быть приятнее чем рабом или наёмником, а в том, что только отношения «сын – Отец» позволяют сущностно проявить себя обоим участникам. Отношения «раб – господин», «слуга-царь», «наёмник – владелец», - это отношения двух функций, и суть этих отношений никак не раскрывают.
       Без переживания отношений «сын – Отец наш небесный» » (см. пост Отцовство  – сыновство-братство Часть 1, Часть 2, Часть 3), невозможно воспитание правильного религиозного чувства, без которого какие-либо обращения к Отцу, будь то беседа или молитва, будут носить характер служебных записок, которые мы пытаемся подсунуть «на рассмотрение» в папку к влиятельному чиновнику.
       Переживаемое религиозное чувство, может и должно лечь в основу всего жизненного настроя, тогда всегда обращения будут возвращать нас на «территорию» Сыновства, с которой правильнее принимать любые решения. Развитие религиозного чувства в парадигме «сын-Отец», предотвращает изоляцию личности.
        Молитвенному обращению может предшествовать беседа с Отцом; темы таких бесед выбираются произвольно, их корректирует лишь понимание того, к Кому и с какими словами мы обращаемся.
        Отец не реагирует на слова, только на настрой души. Если в отношениях с Богом доминирует страх, то активное молитвенное делание неизбежно приводит к обострению чувства вины, которая может быть реальной, а может быть вымышленной.
         Гипертрофированное чувство греховности переворачивает картину мироздания «с ног на голову», и человек, вместо стремления к свету начинает бороться с тьмой; «победа» над тьмой не выводит на свет; победитель начинает бродить «по серым территориям», которые, из-за невнятной освещенности, несут в себе ещё большие опасности.
        Второй выход из «общепринятой» греховности – желание откупиться. Предложение чего-то материального или совмещение такого предложения с предложением исполнять волю Отца - девальвирует молитву, точнее, её духовную составляющую, и это первое, что приводит к потере сакральности.
        Молитву так же убивает повтор тяжеловесных человеческих конструкций, в виде предлагаемой любой конфессией подборкой утвержденных обращений. Проведите эксперимент в своей земной семье, начните общаться с близкими одними и теми же заученными стишками, потом повторите этот эксперимент на работе или в кругу друзей. Я думаю это будет история из серии: «кто первый с ума сойдет» …
        Исходя из каких предположений мы решили, что Дух менее чувствителен к восприятию застывших и однообразных молитвенных форм, что его радует полуосознаваемое бубнение, и он «не гневается» на монотонность и бесконечные повторы?
        Повторенная молитва становится недуховной, заученные стишки приводят к лицемерию. Человек вместо того, чтобы отлаживать очень тонкие моменты построение отношений с Отцом нашим Небесным, начинает долбить этого «несчастного бога» стишками, вытрясая из него «духовные» эквиваленты в виде внимания, особого положения или поощрения и т.п. Если вам удалось действительно духовно помолиться, забывайте сразу про те замечательные слова, которые лились из вашего сердца и фиксируйтесь на состоянии восприятия. Не бойтесь потерять такой опыт и его результаты — это невозможно! Если не будете настраиваться на его формальный повтор, те же слова, место, время, - он обязательно повториться, откликаясь на вашу искренность, спонтанность и сердечность.
        Молится можно вне какого-либо антуража и без какой-либо атрибутики. Очевидно, что не во всех уголках нашей планеты есть «специально оборудованные помещения», да и на историческом отрезке мы ещё видим те времена, когда о храмах никто не задумывался. Молится можно, где угодно и когда угодно. Повторюсь, важен исключительно настрой души и понимание того, что общение возникает тогда, когда этого хотят «двое», и «двое» к этому готовы.  Нам не дано узнать точное время и место, когда к этому будет готов Бог, правильнее будет если мы под Него будем подстраиваться, а не Он под нас.
       Молитва может «случится» на улице, в магазине, в транспорте, и, если вы ощутили «это», ни с чем несравнимое волнение, не откладывайте «разговор» до вечера, не переносите его на пятницу или воскресенье, остановитесь и остановите внутреннюю суету, скажите несколько слов Тому, кому вы обязаны всем и который навечно будет с вами.
        Необязательность антуража также отличает молитву от магии, которая, без шаров, карт таро, сожжённых бумажек и свечей никак обойтись не может. Магические действия не изменяют мага, молитва изменяет молящегося.
       Само наличие символики не может навредить молитве, её выхолащивает обусловленность символикой или обязательная привязка к традиционным обрядам.
       Важнейшим вопросом молитвенного делания, является получение ответа. Ответ на истинную молитву всегда превосходит возможное восприятие этого ответа. Основной подсказкой, говорящей о том, что мы имеем дело именно с ответом на молитву, а не со случайным стечением обстоятельств или подтасовыванием различных знаков и символов, является феномен расширения реальности. Получение ответа на молитву распахивает границы восприятия, и мы начинаем видеть те факты, обстоятельства и даже людей, которые мы раньше не замечали, и которые несут в себе потенциал решения наших духовных проблем. Мы можем увидеть что-то реальное, но необычное, что заставит нас по-другому посмотреть на нашу жизнь.
        В божественным ответе никогда не содержится прямых указаний, в них всегда сохраняется ситуация нашего выбора. Если «пришло» прямое указание, - задумайтесь: «не всё, что сверху, то от Бога». Отец не профанирует свободную волю, не ограничивает нас в том, что мы от Него получили, - способность свободно выбирать.
        Мы неразумные дети и нередко задаем вопросы, ответы на которые превышают наши возможности по их применению, поэтому ответы на них мы получаем не по необходимости, а по мере нашей готовности к восприятию.
       К потере сакральности приводит не только отсутствие духовной составляющей молитвы, но и не присутствие этической составляющей.
       Молитва не может быть этичной если молящийся стремится к превосходству над своими собратьями. Все варианты исповедей и прошений направлены на самоудовлетворение, а не на стремление синхронизировать свою волю с волей Небесного Отца.
       Этичным является прощение, просьба о мудрости для лучшего самоконтроля, просьба о мудрости для своих врагов, просьба о духовном водительстве для себя и других людей, просьба о восстановлении всеобщего братства, а также все виды обращений о помощь в ограничении своего животного начала.
       Этическая и материалистическая молитва несовместимы, материалистическая молитва несовместима ни с чем, она бессмысленна. Если получение материальных благ не является угрозой вашему духовному развитию, если вы твердо встали на путь Восхождения (см.пост Предназначение человека), то вы будете получать, сначала, столько сколько вам нужно, а потом и столько, сколько хотите, - мы живем в изобильной вселенной. 
       Молитесь только о ценностях, а не о вещах; о росте, а не о вознаграждении.
       Молитва являет собой не только психологический феномен или сакральный акт, это ещё и уникальный метод корректировки   актуального поведения на уровне мотива или текущего намерения; такой метод можно использовать в режиме реального времени. Личность «на том конце» может помочь вам противостоять зреющему некорректному выбору, дать силы отвергнуть сомнительный вариант решения или удержать от губительного поступка. Нужно обращаться за помощью и участием именно в такие моменты, в такие минуты или доли секунды, - это всегда работает у искренних людей.
      Молитва является уникальным инструментом саморефлексии, она всегда оттеняет нашу сущность, помогает определить место на траектории выбранного движения, служит нам источником психологической устойчивости. Вряд ли молитву можно использовать как метод избавления от конфликта, но как стимул для роста перед лицом конфликтной ситуации, её вполне можно применять. Даже бубнение заученных стишков имеет свой терапевтических эффект, такая молитва успокаивает.
      Ещё один, практический смысл молитвы заключается в том, что её произнесение, волевым образом разворачивает мыслительный поток из области обыденного мышления в область сверхсознания; частая истовая молитва прокладывает устойчивое русло потока мышления именно в сверхсознание, перенаправляя его из подсознания, куда он обычно устремляется мыслями о еде, сексе, наживе и всеми видами страхов.

      «Молитва, это Отношение души к духу, - это дыхание души». Иисус. 

     С «кем» беседуют или «кому» молятся: Отцу нашему Небесному, Сыну Божьему (Иисусу), Райской Троице и всем остальным представителям Божественной иерархии, которые известны молящемуся.
     Как беседуют - молятся: чистосердечно, бескорыстно, безусловно, спонтанно, без сомнений.
     Беседуют, когда: возникает необходимость в спокойном, вдумчивом, неторопливом общении с Тем, кто представляет собой высшую ценность, воплощает идеал преданности, любви и заботы: Небесным Отцом, его божественными сынами или представителями божественной иерархии.
     Молятся, когда нужно:

  • укрепиться в Вере;

  • принять духовное водительство;

  • захотеть собственной волей исполнять волю Небесного Отца;

  • искренне выразить духовный настрой;

  • выразить благодарность (благодарение);

  • предупредить эмоциональное напряжение;

  • предотвратить конфликт;

  • возвысить свое мышление (повысить его качество);

  • облагородить желания;

  • утвердиться в нравственном решении;

  • обогатиться мыслью;

  • укрепиться в высшем побуждении;

  • заявить о своей вере;

  • подтвердить доверие к Богу;

  • раскрыть своё мужество;

  • заявить о своём желании стать лучше и стремиться к наилучшему;

  • признаться в высшей преданности, и ещё когда нужно найти метод преодоления трудностей и мобилизовать все душевные силы для сопротивления всевозможным эгоистическим, порочным и греховным тенденциям.

   Беседа - молитва содержит:

  • а. исповедальность; просьбу о помощи в раскрытии Сыновства;

  • б. просьбу о помощи в духовной опеке и водительстве;

  • в. просьбу о предоставлении возможности послужить своим братьям;

  • г. просьбу о мудрости для другого человека;

  • д. просьбу о приобщении (подключении) к реальности любви;

  • е. просьбу о помощи в духовных делах;

  • ж. просьбу о единстве в семье, земной и небесной;

  • з. просьбу о помощи в борьбе со своей слабой верой; со своим несовершенством;

  • и. просьбу о вразумлении другого человека;

  • к. просьбу о мудрости для самоконтроля;

  • л. просьбу простить;

  • м. просьбы о здоровье для себя и близких;

  • н. просьбу о духовном укреплении перед искушением ложью, похотью, алчностью, гордыней, завистью, ревностью, местью.

    Чего не должна содержать молитва:

  • а. материальных просьб;

  • б. просьб о создании исключительных условий, получения превосходства;

  • в. вариантов ухода от ответственности;

  • г. просьб о воздаянии, наказании, мести;

  • д. отрицания всего, что связано с заботой Отца и духовным водительством.

      Истинная молитва не изменяет Бога, не надо даже строить таких предположений: Бог - не изменен, и Он источник всего, а не приёмник того, что для него делает человек, но истинная молитва всегда достигает результата и может привести к значительным и длительным изменениям в том, кто молится с верой и убежденным ожиданием ответа.

      Молитва может быть:

Спонтанным выражением Богосознания
ИЛИ
Бессмысленным повторением теологических формул.
Восторженной хвалой Богопознающей души
ИЛИ
Рабской покорностью скованного страхом смертного.
Трогательным выражением духовных устремлений.
ИЛИ
Крикливым, показным выражением набожности.
Радостной хвалой, смиренной мольбой о прощении, детской просьбой о невозможном или зрелой мольбой о нравственном росте и духовной силе.
Может просить о хлебе насущном
ИЛИ
Заключать в себе чистосердечное стремление найти Бога и выполнять его волю.
Может быть целиком эгоистичной просьбой
ИЛИ
Истинным и величественным шагом к воплощению бескорыстного братства.
Гневным призывом к мести
ИЛИ
Милосердным заступничеством за своих врагов.
Выражением надежды изменить Бога
ИЛИ
Могущественным способом изменения собственного «я».
Раболепной мольбой пропащего грешника перед якобы непреклонным Судьёй
ИЛИ
Радостным выражением свободного сына живого и милосердного небесного Отца

        Осознание присутствия Бога, и есть, по сути, постоянная молитва, однако помните, что в основе оценки нашей собственной жизни должна лежать сама жизнь, а не какая-либо духовная практика.

      Друзья! Мы неплохо поработали целый год. Давайте отдохнём и наберемся сил перед многообещающей осенью. Начиная с сентября будет непросто, но интересно. В начале первого осеннего месяца определимся с тем, о чем будем говорить следующий год. Хорошего вам лета.
       Молитесь о близких, молитесь о далёких, молитесь о мире и покое на нашей запутавшейся планете. Не доверяйте и не поручайте это «дело» никому. Нас слышат!


Перейти на мой сайт.

Перейти в мой ЖЖ.

Добавить в друзья в ЖЖ

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 103 comments