Алексей Дмитриевский (dmitrievskiy) wrote,
Алексей Дмитриевский
dmitrievskiy

Иисус и притчи. (часть первая и вторая)

Друзья! В продолжение цикла: «О чем говорил Иисус», пост: «Иисус и притчи». Это не очередное толкование Библейских событий, - нет, в текстах обозначена новая традиция раскрытия смыслов посвящения и распятия Иисуса Христа.
В дальнейшем я планирую разместить и обсудить следующие темы:
 1. Иоан Креститель; 2. Апостолы Иисуса; 3. Отец. Политика. Экономика. Социальная сфера. Личная религия; 4. Постановка задачи апостолам; 5. Земная и небесная семья; 6. Иисус о мужестве; 7. Иисус о самообладании; 8. Абнер и апостолы Иоана Крестителя; 9. Религия - личный опыт; 10. О молитве и божественной справедливости; 11. Иисус и шпионы синедриона; 12. Иисус про зло, грех и порок; 13. Иисус о назначении страданий и непонимании страданий; 14. Курьерская служба Давида Заведеева; 15. Иисус и его отношение к людям; 16. Иисус о гневе; 17. Иисус об удовлетворенности; 18. Иисус о страхе перед Богом; 19. Женский корпус евангелистов; 20. Иисус и суеверия; 21. Иисус о спасении; 22. Иисус и притчи; 23. Насыщение пяти тысяч хлебами; 24. Почему побеждают язычники; 25. Предупреждение Иисуса; 26. Иисус об истинной религии. ч. 1 и 2; 27. Об искушении и преимуществах веры; 28. Фарисеи и саддукеи (в работе); 29. Иуда (в работе); 30.  Апостолы неудачно врачуют; 31. Иисус пророчествует о своей смерти; 32. Иисус о прощении; 33. Незнакомый проповедник; 34. Иисус – наставление для учителей и верующих; 35. Позитивная сущность религии Иисуса; 36. Праздник кущей. Первая речь в храме. Женщина, уличенная в прелюбодеянии. О свете мира. О воде жизни. О духовной свободе.
Эти и другие материалы будут размещаться в той последовательности в которой они заявлены выше, из расчета один пост в неделю, - примерно девять месяцев. Если вы, в силу каких-либо обстоятельств, не хотите или не можете ждать публикации интересующего вас поста (постов), напишите комментарий- пожелание к посту с указанием номера и темы, и я вышлю вам интересующий материал.
Есть ряд материалов (перечень ниже), которые я буду отправлять не только с учетом ваших пожеланий, но и по результатам нашего короткого общения на этой странице:
 а. Иисус. Гора Ермон. Прекращение восстания Люцифера. б. Иисус. Крещение и сорок дней; в. Иисус, - Эпохальная проповедь; г. Иисус толкует Золотое правило; д. О молитве и поклонении; е. Иисус о Настройщиках мышления; ж. Иисус – сын Бога; з. Преображение; и. Иисус о Писании; к. Иисус об ангелах; л. Воскрешение Лазаря; м. Иисус, - ответы на молитву; н. Иисус, ещё об Отце; о. Царство Небесное; п. Иисус о своём втором пришествии;
                    

           Притча о сеятеле.
  
            151.1
«Примерно в это же время Иисус стал пользоваться притчами, как методом обучения народа, столь часто собиравшегося вокруг него. Из-за того, что он проговорил с апостолами и другими людьми далеко за полночь, мало кто поднялся в это воскресное утро к завтраку; поэтому Иисус в одиночестве отправился на берег и сел в лодку. Здесь, в старой рыбацкой лодке Андрея и Петра, всегда находившейся в его распоряжении, он обдумывал дальнейшие шаги по расширению царства. Однако Учитель недолго был в одиночестве. Вскоре сюда стали прибывать люди из Капернаума и окрестных сёл, и к десяти часам утра на берегу перед лодкой Иисуса собралось около тысячи человек, шумно требовавших внимания. К тому времени Пётр был уже на ногах и пробравшись к лодке, он спросил у Иисуса: «Учитель, поговорить мне с ними?» Но Иисус ответил: «Не надо, Пётр, я расскажу им историю». И он начал рассказывать притчу о сеятеле – одну из первых в длинном ряду таких притч, рассказанных следовавшим за ним толпам. В этой лодке было высокое сиденье, на котором он сидел (ибо в обычае было обучать сидя), обращаясь к собравшейся на берегу толпе. После краткого вступительного слова Петра Иисус сказал:

    «Вышел сеятель сеять, и когда разбрасывал семена, некоторые упали возле дороги и были втоптаны в землю и склёваны небесными птицами. Другие семена попали на каменистые места, где не было достаточно земли, и вскоре проросли, ибо слой почвы там был неглубокий; но, когда взошло солнце, оно опалило ростки, так как у них не было корней, которые питали бы их влагой. Другие семена упали среди колючек, и когда колючки выросли, они задушили ростки, так что те не дали зерна. Оставшиеся семена упали на благодатную почву. Они пустили ростки и стали плодоносить и принесли урожай, некоторые дав в тридцать, другие в шестьдесят, а иные в сто раз больше зёрен, чем было посеяно». И, рассказав эту притчу, он сказал народу: «Имеющий уши да слышит».
    Апостолы и их спутники, услышав каким образом Иисус учит людей, были чрезвычайно озадачены. Они долго обсуждали это между собой, а вечером, в саду у дома Зеведея, Матфей спросил у Иисуса: «Учитель, в чём смысл загадочных высказываний, с которыми ты обращаешься к народу? Почему ты предлагаешь притчи тем, кто ищет истину?» И Иисус ответил:
    «Всё это время я терпеливо наставлял вас. Вам дано знать тайны царства небесного, однако отныне непрозорливым толпам и тем, кто стремится погубить нас, тайны царства будут выражаться в виде притчей. И мы будем поступать так для того, чтобы те, кто действительно желает войти в царство, могли различить смысл учения и обрести тем самым спасение, в то время как те, кто слушает только для того, чтобы заманить нас в ловушку, были бы ещё больше сбиты с толку – они будут смотреть, но не увидят, будут слушать, но не услышат. Дети мои, разве вы не понимаете закон духа, который гласит: тому, кто имеет, будет дано в изобилии; у того же, кто не имеет, отнимется и то, что у него есть? Поэтому отныне я буду говорить с людьми в основном притчами, дабы наши друзья и те, кто желает знать истину, могли обрести то, что они ищут, в то время как наши враги и те, кто не любит истину, слушали бы, не разумея, что слышат. Многие из этих людей не идут путём истины. Именно такие непрозорливые души имел в виду пророк, когда сказал: «Ибо огрубело сердце этого народа; их уши не слышат, и глаза их закрыты, чтобы не видеть истину и не понимать её сердцем».
    Апостолы не поняли всего смысла слов Учителя. Пока Андрей и Фома продолжали говорить с Иисусом, Пётр и остальные апостолы перешли в другую часть сада, где приступили к серьёзной и длительной дискуссии.
     
                                     2.   Толкование притчи.

  
       Пётр и собравшаяся вокруг него группа пришли к заключению, что притча о сеятеле является аллегорией, каждый элемент которой заключает в себе скрытый смысл, и решили пойти к Иисусу за объяснением. Поэтому Пётр подошёл к Учителю и сказал: «Мы не способны проникнуть в смысл этой притчи, и мы желаем, чтобы ты объяснил её нам, раз ты говоришь, что нам дано знать тайны царства». Услышав эти слова, Иисус сказал: «Сын мой, я ничего не хочу утаивать от вас, но что, если вначале вы расскажете мне, о чём вы говорили; каково ваше толкование этой притчи?».

    На мгновение наступила тишина, а затем Пётр сказал: «Учитель, мы много говорили об этой притче, и вот толкование, к которому я пришёл. Сеятель – это проповедник евангелия, семя – слово Бога. Семена, упавшие у дороги, означают тех, кто не понимает евангельского учения. Птицы, которые похитили семена, упавшие на твёрдую землю, означают Сатану, или лукавого, похищающего посеянное в сердцах невежд. Семена, упавшие на каменистые места и быстро взошедшие, означают тех поверхностных и легкомысленных людей, которые, услышав благую весть, принимают её с радостью; однако из-за того, что истина не укореняется в глубоком понимании, их рвение оказывается недолговечным перед лицом испытаний и гонений. Когда приходит беда, эти верующие спотыкаются; соблазнённые, они отступают. Семена, упавшие среди колючек, означают тех, кто с готовностью слушает проповедь, но позволяет мирской суете и обольщению богатства заглушать слово истины, которое тем самым становится бесплодным. Семена же, попавшие в благодатную почву, взошедшие и принёсшие урожай, – одни в тридцать раз, другие в шестьдесят раз, а иные в сто раз, – означают тех, кто, услышав истину, принимает её  с разной мерой понимания ввиду различных интеллектуальных одарённостей, что проявляется в различной мере религиозного опыта».
       Выслушав толкование притчи, предложенное Петром, Иисус спросил у других апостолов, нет ли у них своих предложений. Только Нафанаил откликнулся на это приглашение. Он сказал: «Учитель, хотя я понимаю, что в том толковании притчи, которое предложил Симон Пётр, есть много хорошего, я не полностью согласен с ним. Вот как я понимаю притчу. Семена означают евангелие царства, сеятель – посланников царства. Семена, упавшие у дороги на твёрдую землю, означают тех, кто мало что слышал о евангелии, а также тех, кто равнодушен к этой проповеди и ожесточил своё сердце. Птицы, которые склевали упавшие у дороги семена, означают образ жизни людей, соблазны зла и желания плоти. Семена, упавшие меж камней, – это те эмоциональные души, которые быстро принимают новое учение и столь же быстро отказываются от истины, столкнувшись с трудностями и реальностями проживания такой истины; им не хватает духовного постижения. Семена, упавшие среди колючек, означают тех, кого влекут истины евангелия: они склонны следовать его учениям, но им мешает жизненная гордыня, ревность, зависть и беспокойства человеческого существования. Те семена, которые упали на добрую почву и приносят плоды, – одни в тридцать раз, другие в шестьдесят раз, а иные в сто раз, – означают различную природную способность мужчин и женщин, в разной мере наделённых духовным озарением, постигать истину и отзываться на её духовные учения».

    Когда Нафанаил умолк, среди апостолов и их товарищей разгорелся серьёзный спор. Вспыхнули жаркие дебаты: некоторые отстаивали правильность толкования, предложенного Петром, в то время как почти столько же спорящих защищали объяснение притчи, данное Нафанаилом. Тем временем Пётр и Нафанаил перешли в дом, где продолжили настойчивые и решительные попытки переубедить друг друга.
    Учитель позволил этим разногласиям достичь апогея; после этого он хлопнул в ладоши и подозвал их к себе. Когда все снова собрались вокруг него, он сказал: «Прежде чем я расскажу вам об этой притче, хотел бы кто-нибудь из вас что-либо добавить?» На мгновение наступила тишина, после чего Фома произнёс: «Да, учитель, я хотел бы сказать несколько слов. Я помню, что когда-то ты предупреждал нас опасаться именно этого. Ты говорил нам, что примеры, которыми мы пользуемся в своих проповедях, должны быть подлинными историями, а не выдумками, и что мы должны выбирать историю, наилучшим образом иллюстрирующую одну центральную и важнейшую истину, которую мы хотели бы раскрыть людям, и что использовав так свой рассказ, мы не должны пытаться извлечь духовный смысл из всех его второстепенных деталей. Я считаю, что и Пётр, и Нафанаил оба ошибаются в своих попытках толкования данной притчи. Я восхищаюсь их способностью делать это, однако я точно так же уверен в том, что любые попытки извлечь духовные аналогии из всех элементов притчи, заимствованной из природы, могут привести только к путанице и серьёзному искажению понимания истинной цели такой притчи. Моя правота полностью подтверждается тем, что если час назад все мы были единодушны, то сейчас мы разделились на две группы, придерживающиеся различных мнений по поводу этой притчи, – причём мы столь ревностно отстаиваем свои взгляды, что это, по-моему, не даёт нам возможности до конца осознать великую истину, которую ты имел в виду, когда рассказывал народу эту притчу и впоследствии просил нас высказать о ней своё мнение».
       После слов Фомы все притихли. Он заставил их вспомнить то, чему учил Иисус в предыдущих случаях, и прежде, чем Иисус продолжил говорить, Андрей встал и сказал: «Я уверен в том, что Фома прав, и я хотел бы, чтобы он рассказал нам, какой смысл он придаёт притче о сеятеле». Иисус кивком дал знак Фоме продолжать, и тот сказал: «Братья мои, я не хотел затягивать это обсуждение, однако если вы того желаете, скажу следующее: я полагаю, эта притча прозвучала для того, чтобы научить нас одной великой истине. И истина эта состоит в том, что сколь бы преданно и действенно мы ни выполняли наше божественное поручение, обучение евангелию царства будет сопровождаться переменным успехом; и что все такие различия в результатах объясняются непосредственно теми условиями, которые заключены в обстоятельствах нашего служения, – обстоятельствах, почти или полностью нам неподвластных».

    Когда Фома умолк, большинство его собратьев-проповедников были почти уже готовы согласиться – даже Пётр и Нафанаил устремились к нему, чтобы поговорить с ним, – когда Иисус поднялся и сказал: «Молодец, Фома; ты проник в истинный смысл притч; однако и Пётр, и Нафанаил принесли всем вам не меньшую пользу, ибо показали всю опасность попыток превращения моих притч в аллегории. В своей душе вы можете с пользой для себя давать волю умозрительным фантазиям, но вы совершаете ошибку, когда стремитесь использовать такие выводы в своих публичных уроках».
    Теперь, когда напряжение спало, Пётр и Нафанаил поздравили друг друга со своими толкованиями и, за исключением близнецов Алфеевых, каждый из апостолов попытался предложить собственное объяснение притчи о сеятеле, прежде чем удалиться на покой. Даже Иуда Искариот предложил весьма правдоподобное толкование. Двенадцать часто пытались истолковать между собой притчи Учителя в качестве аллегорий, но они уже никогда не воспринимали такие рассуждения всерьёз.
    Этот вечер принёс апостолам и их товарищам огромную пользу, тем более что с этого времени Иисус всё чаще использовал притчи в своих публичных проповедях.
  
  Часть вторая.                                   


3.   Ещё о притчах.

   Апостолам настолько понравились притчи, что весь следующий вечер был посвящён их дальнейшему обсуждению. Иисус открыл вечернюю беседу словами: «Мои возлюбленные, в своих учениях вы всегда должны адаптировать представление истины к внимающим вам разумам и сердцам. Когда вы стоите перед толпой людей, обладающих различными интеллектуальными способностями и темпераментом, вы не можете обращаться с отдельными словами к каждому из типов слушающих, однако вы можете рассказать историю, передающую смысл вашего учения; и каждая группа, даже каждый индивидуум, будут способны по-своему истолковать вашу притчу соответственно своим интеллектуальным и духовным одарённостям. Позвольте сиять своему свету, но делайте это с мудростью и прозорливостью. Никто, зажигая светильник, не покрывает его сосудом и не прячет под кровать; наоборот, его ставят на подставку, чтобы все могли видеть свет. Позвольте сказать вам: нет ничего тайного в царстве небесном, что не сделается явным; и нет ничего скрываемого, что не станет когда-нибудь известным. Со временем на всё это будет пролит свет. Думайте не только о народе и о том, как он слышит истину; будьте внимательны и к себе – к тому, как слышите вы. Помните то, о чём я говорил вам много раз: тому, кто имеет, будет дано ещё больше; у того же, кто не имеет, отнимется и то, что, как он считает, у него есть».
       На современном языке, дальнейшее обсуждение притч и новые наставления относительно их толкования можно обобщить и выразить следующим образом:

    1. Иисус не советовал пользоваться баснями или аллегориями при обучении истинам евангелия. Однако он рекомендовал широко использовать притчи, в особенности притчи, заимствованные из природы. Он отметил ценность использования аналогии, существующей между природным и духовным мирами, как средства обучения истине. Он часто называл мир природы «нереальной и ускользающей тенью духовных реальностей».
       2. Иисус рассказал три-четыре притчи из священных книг иудеев, обратив внимание на тот факт, что этот приём обучения не является чем-то совершенно новым. Тем не менее, он стал практически новым методом обучения в том виде, в каком Иисус использовал его с этого времени.

    3. Объясняя апостолам ценность притч, Иисус обратил их внимание на следующие моменты:
    Притча одновременно притягательна для совершенно различных уровней разума и духа. Притча стимулирует воображение, требует проницательности и способствует критическому мышлению; она побуждает отзывчивость, не вызывая антагонизма.
       Притча отталкивается от известного и ведёт к различению неизвестного. Притча использует материальное и природное в качестве средства для знакомства с духовным и сверхматериальным.
       Притчи помогают принятию непредвзятых нравственных решений. Притча обходит многие предрассудки и изящно вкладывает в разум новую истину, причём всё это сопровождается минимальной личностной самозащитой.

   Для того чтобы отвергнуть истину, заключённую в притчевой аналогии, требуется сознательное интеллектуальное действие, осуществляемое вопреки чистосердечному суждению и ясному решению человека. Притча заставляет слушающего задуматься.
       Использование в обучении формы притчи позволяет учителю представлять новые и даже поразительные истины и в то же время в значительной мере избегать полемики и внешних столкновений с традицией и признанными авторитетами.

    Преимущество притчи заключается также в том, что она укрепляет в памяти истину при последующем столкновении с уже знакомыми эпизодами.
    Таким путём Иисус стремился познакомить своих последователей со многими из причин, лежащих в основе его практики всё более широкого использования притч в своём публичном обучении.
    Ближе к концу вечернего урока Иисус впервые прокомментировал притчу о сеятеле. Он сказал, что в притче говорится о двух вещах. Во-первых, она представляет собой анализ его собственного служения до того времени и прогноз – что может ожидать его в будущем в оставшийся период его земной жизни. Во-вторых, она является также намёком на то, чего могут ожидать от своего служения апостолы и другие посланники царства с течением времени, по мере того, как одно поколение будет приходить на смену другому.
       Иисус обращался к притчам также как к лучшему возможному опровержению преднамеренных попыток религиозных лидеров Иерусалима внушить народу, что весь его труд осуществляется с помощью бесов и князя дьяволов. Обращение к природе разрушало такие утверждения, ибо в то время люди рассматривали все естественные явления как результат прямого воздействия духовных существ и сверхъестественных сил. Кроме того, он решил воспользоваться этим методом обучения потому, что это позволяло ему провозглашать важнейшие истины тем, кто желал познать лучший путь, и вместе с тем давало его врагам меньше поводов для нападок и обвинений.

    Прежде чем отпустить апостолов на покой, Иисус сказал: «А теперь я расскажу вам последнюю часть притчи о сеятеле. Я хотел бы знать, как вы воспримете следующие слова: Царство небесное также подобно человеку, который бросил доброе зерно в землю; и пока он спал по ночам и занимался своими делами днём, семя всходило и росло, и, хотя он не знал, как это случилось, растение стало плодоносить. Сначала появилась зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе. А затем, когда зерно созрело, он взялся за серп, и свершилась жатва. Имеющий уши да услышит».
    Много раз апостолы вспоминали эти слова, однако Учитель никогда больше не упоминал об этом дополнении к притче о сеятеле.»

    Иисус и притчи. (часть третья и четвертая)


Аудио комментарий к 151 и другим документам можно прослушать на сайте urantia.me в разделе Семинары, из  IV части. На этом же сайте можете ознакомиться и с другими интересующими Вас документами.

Перейти на мой сайт.

Философские беседы. Разговор на самые важные темы.

Добавить в друзья в ЖЖ

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments